• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: veni vidi scripsi (список заголовков)
23:44 

Кадавр, удовлетворенный когнитивно
Второй день смотрю на фотографии творений архитектора Френка Гери и никак не могу решить, нравятся они мне или нет. С одной стороны, меня всегда привлекала ломка стереотипов и этакий архитектурный стеб, а с другой стороны, недобрая какая-то у него ирония, жесткая и колючая...



Нет, право же, ну его, этого Гери.
Буду по-прежнему нежно любить Хундертвассера...

@темы: я вот тут подумал, Veni vidi scripsi, арс лонга

16:00 

Кадавр, удовлетворенный когнитивно
Прочитал "Спектр" Лукьяненко. Батя мой рекомендовал его как самую лучшую его книгу, не сравнимую с остальными. Честно говоря, не впечатлило. Ни мартиновы мини-рассказки, ни потуги на глобальную философию. Все прошло мимо. Наверное, не дорос еще до лукьяненковской глубины))). Только детали и запали - в основном, гастрономического порядка.:shuffle2: Ну и дио-дао еще зацепили, этот их социалистический реализм реалистический фатализм. Особенно же - сцена в храме Тай-Геддара на Факью. Впрочем, на меня всегда производило сильное впечатление, когда пророчества, бытующие в одном социуме, неожиданно сбываются средствами совсем другого, выворачиваясь наизнанку и в то же время открывая свою истинную суть. Спор о Законе и Благодати, да. А вот в исполнении пророчества на Шеали в этом смысле ничего интересного нет, ибо оное до тошноты буквально и обыграно уже во множестве других книг. Да и финал у всей книги в этом смысле довольно бесцветный. Имхо, такую мощную штуку как магия крови можно было и получше разыграть, а про невразумительную мораль всей басни я уже упоминал. Не вставляет.

@темы: Veni vidi scripsi, арс лонга

12:10 

Кадавр, удовлетворенный когнитивно
А пока суд да дело, посмотрел михалковский "12".
Смотреть сперва не хотел вообще, ибо Михалкова практически не перевариваю, да еще сильно подозревал, что чеченская тема в его исполнении окажется сущим мраком. Но нет, фильм неожиданно понравился. Хорошие (и даже отличные) актеры, мощная психология, яркие образы. Правда, все чеченские перебивки, имхо, стоило бы из фильма повырезать нафик, потому что к сути дела они никакого отношения не имеют, а служат лишь для того, чтобы вывести на первый план модную и остросоциальную чеченскую тему. А ее там нет. По-хорошему, нет. Пресловутый мальчик мог бы оказаться грузином, абхазом, - да хоть индейцем сиу! Национальность его важна лишь в том плане, что позволяет предполагать в нем определенные черты характера, отталкиваясь от которых, двенадцать присяжных и разбирают дело для вынесения приговора. Но самое-то важное происходит именно между ними - и внутри каждого из них. "Двенадцать разгневанных мужчин" Роуза - пьеса телевизионная, возможно, даже театральная, все значащее действие происходит в одном и том же замкнутом помещении, и попытка вывести ее на широкий экран, как мне думается, предполагает нечто большее, чем внесение дополнительной "внешней" линии ради пущего драматизма.
Ну и Михалков, конечно. Едва увидев его на экране, я подсознательно напрягся в ожидании, что его представительный длинноволосый персонаж с минуты на минуту вылезет на первый план и начнет давить всех остальных своей непрошибаемой покровительственной самоуверенностью. (Соционики, если таковые здесь есть, скажите - вот это ведь типичный Жуков, да?) А он сидит - и помалкивает. Полчаса помалкивает. Час помалкивает. Я уже выдохнул и расслабился, получая полноценное удовольствие от фильма... И тут, за четверть часа до конца - началось. За какие-нибудь десять минут Мэтр ухитрился расставить все точки, апострофы и умлауты, продемонстрировать свой великолепный интеллект (а заодно и породистый экстерьер), объяснить всем и каждому "как обстоят дела", блеснуть непрошеной слезой в суровом офицерском глазу, в одиночку спасти мир в лице несчастного подростка - и полностью смазать впечатление от фильма. Ну то есть напрочь.
А ведь фильм-то хороший. Сильный фильм. Вот еще положить бы его на монтажный стол да поработать самую малость ножницами...

@темы: я вот тут подумал, Veni vidi scripsi

11:21 

Кадавр, удовлетворенный когнитивно


Это Банкси.

Считается, что Банкси родился в 1974 году в английском городе Бристоль. В конце 90-х годов от стал заниматься граффити и довольно долгое время действовал как обычный райтер, но его рисунки становились все масштабнее, а уходить от полиции стало все сложнее. Однажды, прячась от английских полицейских Банкси решил использовать трафареты, чтобы сэкономить время.

Осенью 2006 года в нескольких лондонских магазинах он незаметно заменил диски с альбомом певицы Пэрис Хилтон на диски с сорокоминутной песней своего друга Danger Mouse и собственными рисунками.

Благодаря таланту художника и остро-социальной тематике своих рисунков, Банкси быстро обрел популярность сперва в Англии, а потом и во всем мире. Самое удивительное, что он до сих пор сохраняет анонимность и скрывается от полиции.

С недавнего времени его работы стали покупать коллекционеры современного искусства. И не так давно у художника состоялась крупная персональная выставка.

banksy.co.uk


Это тоже Банкси.
Картинка
Картинка

А это та самая группа "Синие носы", которую уже второй раз не выпускают с выставкой за границу - за неполиткорректность и порнографию.
Еще картинка

Все-таки, английский юмор как-то... элегантнее.

@темы: Veni vidi scripsi, в ссылку!, арс лонга

19:40 

Кадавр, удовлетворенный когнитивно
Забрел на очередную дискуссию о насилии в слэше. Впечатление странное, как и всегда, когда о каком-нибудь сложном и многогранном явлении судят, применяя довольно грубые обобщения.
Дальше пойдет моя собственная имха, не претендующая на.

читать дальше

@темы: Veni vidi scripsi, личненько

15:39 

Кадавр, удовлетворенный когнитивно
Задумался над этим вот постом.

Вот к человеку попадает некий объем информации, к которой у него в обычных условиях не было бы допуска. Пути не столь важны – сам ли он(а) скомпилировал(а) этот фрагмент из доступных данных или же узнал(а) из внешних источников.

Следующим шагом для большинства станет более-менее оперативная трансляция этой информации "в эфир" для своего ближнего окружения, либо для тех, кого хочется этим окружением сделать. Причем этот самый эксклюзив довольно банально разменивается на поддержание/повышение своего статуса в локальной группе. Вместо использования этой информации для себя.


А по-моему, дело тут вовсе не в понтах, а в принципиально иной системе организации информации в голове у хомо интернетуса. Поскольку в современном мире уже невозможно хранить в мозгу всю информацию, потребную для нормальной, интересной и насыщенной (да еще и трудовой) жизни, он предпочитает сохранять не сам материал, а ярлычки и линки к нему. "Вот об этом я читал у Эрла Грея, такие-то вещи надо искать в Википедии, а вот это тупо погуглить"... Таким образом, в голове остается гораздо больше свободного места для обработки самой неожиданной и на первый взгляд ненужной информации. Грубо говоря, мы здорово расширили кратковременную память за счет сокращения долговременной, где, кроме ярлычков, могут теперь сохраняться только самые необходимые, базовые знания. А раз так, то взаимный обмен абсолютно-чем-угодно всегда окажется нелишним.
По-моему, так.

@темы: я вот тут подумал, Veni vidi scripsi

19:26 

Кадавр, удовлетворенный когнитивно
В юности, в период недолгого, но бурного увлечения толкиеновскими эльфами, я был убежден, что некоторая, причем немалая, часть человечества на самом деле - ассимилировавшие эльфы. Причем, определенно не та часть, которая тусуется в Нескучнике с луками и стрелами. Я даже пытался угадывать их - в метро и просто на улицах.
А фотохудожник Владимир Пурцен явно пытается тем же путем обнаружить ангелов...


@темы: Veni vidi scripsi, копипакость

19:21 

Кадавр, удовлетворенный когнитивно
Еще две книжки (что поделать - выходные, да еще в деревне: потребность в жвачке для мозга резко возрастает).

Еще один "Кот Да Винчи" на мою многострадальную голову. Петер Демпф, "Тайна Иеронима Босха". На сей раз апология феминизма, неаккуратно и сумбурно запеленутая в оболочку "интеллектуального детектива с элементами мистики" . Намалеванная со старательной психологичностью грязь, сквозь которую, по замыслу автора должно с особенной яркостью сверкнуть обнаженное тело истины...
Тьфу! Хуже этого только Коэльо.

Вторая книжка - совсем другое дело. Агота Кристоф, трилогия "Толстая тетрадь". Тяжелый и какой-то очень плотный роман, написанный почти что одними существительными и глаголами, как рассказывают истории дети - и как дитя же простодушно жестокий.
Впрочем, детей в романе много, едва ли не большая часть его отдана именно детству героев (героя?) , и картина нарисованного автором мира, увиденного их глазами, предельно конкретна и в то же время неопределенна. "Большой город", "Маленький город", "наши войска", "иностранные офицеры" - события Второй Мировой угадываются через детали, о месте действия можно догадаться, вспомнив о венгерском происхождении автора, и это угадывание с высоты собственного опыта добавляет читателю ощущения взрослого рядом с ребенком.
И через все три книги проходит главная тема - двух братьев-близнецов, разлученных волей обстоятельств, один из которых через всю свою жизнь проносит ощущение себя как частицы разорванного пополам целого, другому же, прикованному к полубезумной матери, гипотетическое существование брата не доставляет ничего, кроме ежедневных терзаний.
Грустная, жестокая и очень сильная книга.

@темы: Veni vidi scripsi

23:32 

Кадавр, удовлетворенный когнитивно
Итак, Дина Рубина, "Вот идет Мессия".
Роман замечательный, прежде всего необычайной и яркой реалистичностью своей - хоть и не довелось мне побывать в Израиле, и особый местный менталитет знаком мне только по книгам и (очень слегка) по редким письмам и еще более редким наездам ужетамошних друзей - зато родной российский ловится с первых страниц. И до чего же живые у Рубиной люди! Такие обычные, немного нескладные, но до того знакомые и понятные, словно угодили на страницы романа по случайности, выскочив на минутку за хлебом из соседнего подъезда. И от этого все их заботы и тревоги, маленькие радости и случайные удачи воспринимаются очень живо и близко. Впечатление тесноты мира еще больше усиливается оттого, что две главные героини романа, вовсе не знакомые между собой, то и дело натыкаются на отчетливо узнаваемые следы друг друга, встречаются с одними и теми же людьми, бродят по одним и тем же местам, и читатель с замирающим сердцем следит, как рождается и зреет грядущий конфликт между ними - конфликт, в котором он, читатель, изначально не сможет принять ничью сторону, ибо обеих успел равно полюбить и оценить. Действие развивается, героини все больше сближаются, уже почти идут на контакт - и тут все обрывается неожиданной, нелепой и случайной смертью Зямы: совершенно неоправданной, донельзя нелепой, бессмысленной и несправедливой, какой только и бывает всегда смерть близкого человека.
Должен признаться, последние страницы романа как пыльным мешком по голове шарахнули. Насколько смерть главного героя в "Даниэле Штайне" Улицкой воспринимается закономерной и даже милосердно избавительной, настолько же у Рубиной она вызывает сильнейший внутренний протест.
И еще одна очень сильная сцена есть в романе - когда все до единого мужчины небольшого еврейского поселения собираются и уходят с оружием в ночь бить стекла и жечь машины в соседнем арабском квартале в отместку за выстрел, тяжело ранивший одного из них. Эта тихая, но упорная война и тяжкое ощущение постоянной, давящей угрозы присутствуют в романе постоянно, лишь изредка выходя на первый план, но особенно сильно ударяют по сознанию только потом, когда гром все-таки грянет, и роман оборвется.
И ничего мессианского - в том возвышенном смысле, в котором мы привыкли воспринимать этот термин - в романе нет, хотя слово Машиах то и дело звучит то здесь, то там, но как-то обыденно, без лишнего пафоса, словно, как и весь Израиль, обуто в домашние тапочки (дивный какой авторский образ!). Вот стучится Он ночью в запертые двери редакции местной газетенки, притворяясь пьяным морячком, а вон круто спускается вниз с горы улица, по которой рано или поздно должен явиться Он - и внизу этой улицы стоит дом, хозяйка которого каждый день печет пирожки к Его приходу.
И то... сколько тысяч лет ждали - теперь-то уж точно самая малость осталась.

@темы: Veni vidi scripsi

20:03 

Кадавр, удовлетворенный когнитивно
Кошмарная неделя в деревне, почти без интернета, зато с телевизором (о боги мои, йаду им, йаду!) завершилась прочтением нового романа Улицкой "Даниэль Штайн, переводчик", так что ниже, как обычно, воспоследуют размышления на тему.

Сразу же первая странность. По первому разу книга прочитывается легко, буквально влет: мне хватило одного длинного-длинного вечера - но при попытке перечитать, дело идет настолько туго, что это буквально физически ощутимо. Мозг скрипит от напряжения и отказывается воспринимать текст. Ну, допустим, можно ведь и не перечитывать: в конце концов, этой дурной привычкой обладают далеко не все.
Второе - уже не впервые замеченное мной у Улицкой - все герои ее предельно отдалены от читателя, то есть, читая книгу, оказываешься не среди ее персонажей, а как бы следишь за ними через толстое стекло, к тому же, еще отчасти заклеенное изнутри листочками с письмами и выдержками из документов, которых в "Даниэле Штайне" довольно много. Эта нарочитая отстраненность вызывает ощущение, что книга написана ни для кого и просто не нуждается в читателе. В других романах Улицкой с этим еще как-то можно мириться, но в "Даниэле Штайне", претендующем на решение неких глубоких философских и религиозных проблем, которые вообще-то и нам, грешным, не чужды, это выглядит достаточно неприятно. Роман настолько замкнут сам на себя, что я даже где-то могу понять сумасшедшего богоискателя Федора Кривцова, разгромившего храм отца Даниэля в уверенности, что "евреи обманули весь мир, бросили миру пустышку христианства, оставив у себя и великую тайну, и истинную веру". Дело не в евреях и неевреях, конечно, но герои Улицкой именно что не допускают читателя в свой тесный застекольный мирок, не позволяют почувствовать его очевидную даже на расстоянии прелесть. Впрочем, это относится не только к читателям. И другие персонажи точно так же бьются об эту стеклянную стену, вроде бы как-то воздействуя на общину храма Илии, и в то же время отскакивая от нее, словно резиновые мячики. Обитатели богадельни, случайные знакомые, мусульмане, иудеи, православные, бывшие узники эмского гетто появляются и исчезают в тексте так быстро, что читатель даже не успевает их толком разглядеть, главные же герои - сам Даниэль, его "доченька" Хильда (немка, фактически ставшая еврейкой во искупление вины немцев перед евреями - древний ритуал выкупа за пролитую кровь, да), Эстер и Эва (американские еврейки, когда-то спасенные Даниэлем) - все они много говорят и пишут о своих мыслях, чувствах, переживаниях, но не дают вживую увидеть их. Поэтому наиболее яркими и запоминающимися персонажами в книге оказываются, как ни странно, далеко не самые приятные герои. Фанатичка Рита Ковач, бросившая своих детей ради борьбы за идею, такой же фанатик-экстремист Гершон Шимес, отказавшийся от родной матери и фактически доведший до самоубийства сына, сам этот сын, шестнадцатилетний подросток, не вынесший последствий теракта, невольным участником которого он стал, православный священник, слепо считающий своего больного болезнью Дауна сына Мессией и потому не позволяющий ему сделаться человеком, и, может быть, отчасти Муса, араб-католик, застрявший между братьями по вере и братьями по крови и в итоге убитый последними, да еще одна самоубийца - Гражина, посвятившая всю свою жизнь любви к мужу и сыну и не сумевшая жить после их смерти. Все эти люди - по "нашу" сторону стены. Боль, безумие, кровь и смерть. А душевный покой и истинная благодать остаются тем, кто за стеклом. Как говорил герой одного фильма "это наши, сугубо еврейские разборки".
Я принципиально не касаюсь здесь сути ни национальных, ни религиозных вопросов, поднятых в "Даниэле Штайне", ибо первые мне вовсе чужды, а во вторых я предпочитаю принцип "Важно не то, во что человек верит, а то, что он при этом делает" - но замечу все-таки, что идеи отца Даниэля при всей их запутанности и несуразности отличаются своеобразным обаянием и притягательностью.
А в общем, странная книга, оставившая не очень приятное послевкусие. Тем не менее, не жалею, что прочитал ее.

@темы: я вот тут подумал, Veni vidi scripsi

22:26 

Кадавр, удовлетворенный когнитивно
20:28 

Кадавр, удовлетворенный когнитивно
Еще книжка, новенькая, только что вышедшая. Панов, "Занимательная механика", из серии "La Mistique de Moscou" (от какого фонаря дали серии французское название, не пойму, видимо, никогда!).
Если про КнК я писал, что эта книжка похожа на фанфик, то "Механика" сильно напоминает фильм, снятый по самой себе. При наличии отличного замысла, вполне тянущего на самостоятельный цикл, не хуже, чем "Тайный город" или "Московский клуб" (последний особенно уважаю), и отличной визуализации (читаю сцену - вижу перед собой четкую и ясную картинку) книга выглядит очень поверхностной, оставляет не проработанными и необъясненными массу интереснейших деталей - как раз так и бывает, когда пытаются впихнуть солидный том в полуторачасовой сценарий. Хотя может быть (про какую-то книгу я это уже писал) это просто закладки-приманки на будущее. По крайней мере, я был бы рад увидеть новые романы и об искусниках тоже.

@темы: Veni vidi scripsi

12:37 

Кадавр, удовлетворенный когнитивно
Со второго раза продрался через "Красное на Красном". Пришел к выводу, что это книга - из тех, прочитать которые можно только при совершенно немеряном желании, потому что без этого просто не выдержать обрушивающееся на читателя с первой же страницы нагромождение имен, терминов, связей и отношений, которые будут объясняться только где-то дальше, если, конечно, читатель до этого "дальше" вообще доберется. Мне вообще КнК напомнило в этом смысле фанфик по незнакомому фэндому, который "свои поймут, а чужим и не нужно".
С другой стороны, могу понять и поклонников цикла: наверное, когда наконец врубишься в тему до конца, вся эта сложная структура превращается в преимущество - ибо неоднозначно и интересно, да и написано в общем неплохо. Хотя я лично за вторую книгу все-таки не возьмусь, ибо литературу такого типа предпочитаю в качестве отдыха и источника удовольствия, а не повода поскрипеть мозгами.

Ах да, и еще ужасно раздражает Рокэ. У меня, знаете, аллергия на дамские романы и тамошних "роскошных мужчин". Обкушался по молодости.

@темы: Veni vidi scripsi

09:41 

Кадавр, удовлетворенный когнитивно
...А после прочтения проды даже вполне приличная фэнтези начинает казаться неуклюжим фанфиком.
Но вообще, проду читать полезно. Не то чтобы она действительно была такой уж смешной штукой, зато здорово помогает увидеть, как по-разному воспринимают люди авторский текст, сколько прочтений и толкований допускает любая достаточно длинная фраза и как самые лучшие намерения автора при желании легко могут обернуться поводом для насмешек и придирок.

@темы: Veni vidi scripsi

13:28 

Кадавр, удовлетворенный когнитивно
Еще одна книжка.
Вообще-то, я не бог весть какой читатель и тем паче критик, просто в последний месяц выдалось чуть больше свободного времени, чем обычно, да и книжки стали попадаться неожиданные. На сей раз это Джулиан Барнс, "История мира в 10 1/2 главах".
Конечно, никакая это не история и даже, строго говоря, не единый роман, а просто десять новелл, не объединенных между собой ни персонажами, ни сюжетом, ни временем действия, а разве что чем-то даже меньшим, чем тема, несколькими мотивами, не всегда даже выраженными явно, а лишь смутно ощущающимися - ну и еще несколькими излюбленными деталями, вдруг всплывающими то в одной, то в другой главе, причем их появление вызывает не раздражение, как это часто бывает, а некоторую мимолетную радость узнавания. Если максимально обобщать, то можно сказать, что "История..." - это роман о Ноевом Ковчеге, об одиночестве, о море - и о любви. Впрочем, о любви я потом отдельно выложу несколько отрывков. А Ковчег... знаете, меня этот мотив никогда особенно не интересовал - ну, взяли каждой твари по паре, что-то сказочное и едва ли не мультяшное - но Барнс умеет так по-особенному изогнуть реальность, что вся человеческая жизнь вдруг оборачивается таким же одиноким путешествием на ковчеге по бескрайнему океану - и хорошо, если такой твари, как ты, найдется на нем пара. Кажется, каждый из нас либо ищет этот свой ковчег, чтобы отправиться на нем в плавание и спастись, либо оказывается на нем волей обстоятельств - так или иначе, все заняты лишь тем, чтобы выжить в бескрайнем океане.
Но это я расфилософствовался, а Барнс на самом деле ничего об этом напрямую не говорит. Там совсем в другом дело...

@темы: Veni vidi scripsi

17:19 

Кадавр, удовлетворенный когнитивно
Приволок домой новое чтиво. Называется "Лауреаты ведущих литературных премий". Букер там, Большая книга...
Обо всем писать не буду - все я и не осилил, признаюсь честно. Два рассказа зацепили. "Базилевс" Ольги Славниковой и "Год семьи" Быкова.
У Славниковой - удивительный, пронзительный образ главной героини - хотя какая ко всем чертям из Елизаветы героиня, с ее чарующей, затягивающей даже со страниц книги беспомощностью, неприспособленностью, сжимающей горло так, что хочется то ли плакать, то ли, подобно К., крушить все направо и налево, чтобы только выдрать из памяти этот образ... боюсь даже, как бы и вправду не пришлось выдирать его. По-настоящему сильная вещь, хотя сам я, каюсь, грешен в склонности к таким книгам, жалким и безжалостным одновременно.
Читая быковский "Год семьи" никак не мог отделаться от ощущения, что вот только совсем недавно, где-то уже читал чуть ли не вот это самое... Потом вспомнил. Довлатов, "В гору" и "Юбилейный мальчик". Восьмидесятые годы там, двухтысячные - здесь. Страшно смотреть, как ничего не меняется. Там властно распоряжалась идеология, здесь - невыносимым искусом искушают деньги. А люди - люди те же, словно и не изменилось ничего за двадцать лет...
Тысячу раз прав был Воланд.

@темы: Veni vidi scripsi

03:08 

Таэ Эккейр!

Кадавр, удовлетворенный когнитивно
Наверное, я тормоз, но я только-только добрался до дивной книжки "Таэ Эккейр!" Элеоноры Раткевич. Добрался - и мгновенно был очарован и даже сражен наповал. Накрыт, как лавиной на Хохочущем перевале. Не сюжетом - сюжет там в общем незамысловатый. И не персонажами - эльфами, гномами да магами полна всякая уважающая себя фэнтези. Но вот то, что делает эту книгу действительно сильной и незабываемой - это то, как мыслят и чувствуют ее герои, как учатся понимать истинные мотивы и побуждения друг друга, принимают решения сами и реагируют на поступки других. Я вижу эту книгу (и вторую из найлисского цикла - как бы я мог тотчас же не кинуться читать и ее тоже!) волшебным и чарующим переплетением взаимоотношений каждого героя во-первых с собой, а во-вторых, с другими персонажами; переплетением, которое, как стальной каркас, несет на себе невероятное архитектурное сооружение - весь мир Найлисса, ставший выпуклым и зримым именно благодаря этой основе. Мир обретает реальность и жизненность, будучи увиденным через героев книги, а те реальны как раз вот этими так ясно читаемыми движениями своей души и голосом рассудка. И, пожалуй, главная прелесть этой книги в том, что, в отличие от большинства других книг этого жанра, "Таэ эккейр!" не является летописью роковых ошибок, промахов, преступлений и последующих попыток исправить содеянное. Ее персонажи (не все, конечно - иначе не было бы интриги) изначально ведут себя правильно - или учатся этому на глазах у читателя и вместе с ним. И добиваются успеха не силой меча или магии, а тем единственным верным и доступным любому обычному человеку - в том числе и читателю - способом, которым только и можно решать проблемы. Услышать другого. Понять другого - ах, насколько же в действительности другими порой оказываются эти другие! Принять другого, не пытаясь его изменить согласно своим вкусам. Объединить лучшие качества всех "других" вокруг себя на пути к общей цели... "Таэ эккейр!" - не учебник (терпеть не могу, когда автор пытается учить) - но, пожалуй, очень хороший учитель. И пусть многие детали остаются весьма и весьма условными, словно проступающими сквозь кружевной занавес (ага, легко указывать автору, сидя с чужой книжкой в руках - поди сам напиши!), и вызывают неосознанное (и порой невыносимое) желание протянуть руку, взять и поиграть еще хорошенько с одним и с другим - а может быть, это так и задумано, что от каждой книги остается ощущение легкой неудовлетворенности, этакой неутолимой жажды, заставляющей читателя хотеть еще и еще новых глав в этой истории - все равно книги необычные, запоминающиеся и чертовски притягательные!

@настроение: пойти что ли в других циклах пошариться...

@темы: Veni vidi scripsi

Хоэкунс

главная