Anna Baalamestre
Кадавр, удовлетворенный когнитивно
Сегодня я побывала на Milonga siega, "слепой" милонге, придуманной Эрнесто Кармона в качестве эксперимента и опробованной им по разным залам Вены, Байреса, а вот теперь и Москвы.
Перед началом милонги Эрнесто довольно долго рассказывал об этом - и еще о том, что, когда мы не знаем, с кем танцуем, насколько наш партнер привлекателен внешне, какой у него уровень мастерства, и насколько круто мы смотримся с ним в паре - и в его глазах - так вот, когда мы ничего этого не знаем, то танго происходит не где-то снаружи, а непосредственно у нас внутри. И вот именно этому "танго внутри" и была посвящена милонга.
Начнем с того. что была она действительно слепая: всем завязали глаза, а чтобы лишить возможной форы тех, у кого шарфики и платки просвечивали - в зале еще и свет погасили. Ну и чтобы танцующие не поубивали друг друга об стены и зеркала, по четырем стенам стояли страхующие и ловили и заворачивали тех, кто слишком опасно двигался.
Вся милонга заняла всего-то три длииииных танды, под очень странную и непривычную музыку, в которой временами угадывалось танго, а временами проскальзывали какие-то совершенно барочные мотивы. После каждой танды полагалось менять партнера - не снимая повязки, прямо на ощупь, а тех, кому ничего живого нащупать не удавалось, нежно брали за ручку и отводили к другой такой же одинокой жертве.
На первую танду мне досталась некая неопределенная девочка, с которой мы по очереди поводили друг друга, больше примеряясь и пристреливаясь, чем действительно танцуя. Основное, что я вынесла из этой танды - это что с завязанными глазами чертовски трудно сохранять баланс, и что мелкие переступания ногами в сочетании с сильным раскачиванием плеч ведущего оставляют неистребимый привкус танцевальной вечеринки где-нибудь на крымском курорте.
После первой кортины у меня в руках оказалось нечто более привычное по массе и объему (фу, какая-то пошлость получилась), из чего я заключила, что мне достался настоящий биологический мальчик. На сей раз у нас получилось нечто уже больше похожее на танец, и удалось даже изобразить несколько фигур, хотя наш совместный полет постоянно встречал на своем пути препятствия в виде чужих плеч, спин, ног и локтей, а также выплывающих неизвестно откуда стен и два раза чего-то вроде кадки с фикусом (эх, вот забыла посмотреть потом, был ли в зале в действительности какой-то фикус)). По итогам этой танды еще раз убедилась, что комфортное близкое объятие - это действительно очень удобно. А когда партнер прижимает партнершу слишком сильно, так что у той начинает трещать позвоночник, и спина выгибается, как буквы в арабской письменности - совсем наоборот *старательно делает вид, что к ней это замечание никак не относится, но при этом предательски краснеет*. И еще с завязанными глазами совсем по-другому чувствуешь все огрехи постуры партнера. Наверное, когда видишь человека целиком, невольно так или иначе под него подстраиваешься, а когда все ощущения исключительно кинестетические (без обонятельных, слава Эру, на сей раз обошлось) - тогда, например, перекошенные плечи или выезжающие вперед бедра партнера начинают буквально вопиюще мешать.
После второй танды мальчикам наконец-то разрешили снять с глаз повязки, чтобы дать возможность хоть как-то выстраивать танец, не налетая постоянно на препятствия. То ли благодаря этому, то ли сам по себе, но третий партнер был прекрасен! Он не хихикал, не сопел в ухо, не отпускал замечаний, не перехватывал то и дело половчее объятие, но при этом БЫЛ - так отчетливо и несомненно, что это его присутствие ощущалось, казалось, со всех сторон сразу, и пресловутое "внутреннее пространство пары" становилось почти материальным понятием. (На этом месте я, честно говоря, прониклась самой жесточайшей завистью и твердым намерением рано или поздно тоже овладеть этим волшебным умением). Что же до самого танца - то он был одновременно и свободен, и легок, и прихотлив, и в нем было достаточно и уверенного ведения, и свободы для партнерши (сиречь, меня) - но это все по большому счету не имело никакого значения, потому что мир неожиданно уменьшился до размеров близкого объятия, и по-настоящему важно было только это.
После этой танды "слепая" милонга закончилась, и мы просто еще немножко потанцевали с кем попало, словно заново учась видеть танцпол и партнеров. И кажется, я наконец поняла (причем высоченные шпильки весьма и весьма способствовали этому осознанию, делая каждый промах почти фатальным), где именно и как я иногда теряю в танце ведомого.
Осталось только научиться с этим справляться) :buh:

@темы: veni vidi scripsi, и это тоже любовь, фаны такие фаны, голм-голм-голм, вредная привычка жить, baila, tanguero!