06:06 

Прагоры.

Anna Baalamestre
Кадавр, удовлетворенный когнитивно
Понемножку подбираюсь к рассказу о поездке в Мендосу-Кордобу-Росарио.
И начать нужно с гор, потому что это, безусловно, была самая крутая часть!
Мы были там всего два дня, когда гостили в Мендосе, но за эти два дня я твердо решила, что когда устану от мирской суеты (скажем, лет через тридцать), непременно вернусь туда.
Ну потому что.

Когда нам в школе рассказывали о процессе горообразования, я и подумать не могла, что однажды окажусь в месте, где этот процесс как будто только вчера завершился, так что жизнь меня к такому определенно не готовила. Поэтому самые захватывающие виды так и не попали на фотографии: я их все просидела в трансе с отвалившейся челюстью.
Ну то есть, там действительно видно, как наползают друг на друга материковые плиты, разламываются, вздымаются на невероятную высоту сплошными скальными стенами, кое-где залитыми расплавленной лавой. Никогда в европейских горах у меня не было ощущения такой непередаваемой мощи и такого величия - и никогда я не чувствовала такой сильной тяги к горам, как там, в мендосских Андах, на подступах к Аконкагуа.
Эта фотография - не моя. И даже она не отражает, потому что там надо быть, видеть, дышать этим воздухом, чувствовать эти горы физически...



Подъем в горы и ночевка в палатке планировались с самого начала, но Юрка с нашим мендосским другом Пабло долго не могли решить, куда именно ехать. Мне было все равно, лишь бы повыше, Пабло предпочитал чего попроще, без утомительных переходов, а Юрка пытался найти разумный компромисс между одним и вторым. В итоге окончательное решение было принято уже в автобусе, мы проехали на восемь километров дальше, чем собирались изначально (причем водитель отказался брать с нас доплату за разницу в расстоянии) и оказались чуть ли не на самой чилийской границе, на высоте примерно 2700 метров над уровнем моря, в местечке, называемом Puente del Inca.

Вот это, собственно, и есть пресловутый Мост Инков, единственное, что стоит посмотреть в этом местечке. На сам мост, конечно, не пускают - слишком много туристов валилось бы в реку с его скользкой, оплывшей поверхности в попытках найти лучшее место для селфи - поэтому все стараются сняться хотя бы на его фоне. Вода в реке, текущей под мостом, буро-коричневая и почти непрозрачная, содержит такой высокий процент перекиси железа и других солей, что предметы, пролежавшие в ней некоторое время, буквально каменеют, превращаясь в скульптуры. На неизбежном туристическом рынке Пуэнте-дель-Инка их предлагается великое множество, от бутылок и чашек до старых кроссовок, это здесь чуть ли не основной околотуристический промысел наряду с традиционными пончо из альпаки и россыпями поделочных камней.

От Пуэнте-дель-Инка идти можно было только вниз - и это было спасением, потому что рюкзаки у нас с Юркой оказались тяжелыми: палатка, надувной матрас, одеяла и всякое такое - так что тащиться вверх было бы совсем невмоготу. Тем более, что воздух на этой высоте достаточно разреженный чтобы заставить кружиться голову и колотиться сердце.
Юрка, в юности много занимавшийся горным туризмом, все порывался отойти от дороги и подняться куда-нибудь в более дикие горы, но в итоге внял предупреждениям дамы из местного информационного центра о том, как легко здесь потеряться, и нашим с Пабло категорическим протестам, так что спускались мы по обочине единственного в этих местах шоссе.

Эта фоточка мне ужасно нравится. И кстати наглядно демонстрирует разницу в объемах рюкзаков: мой был чуть поменьше юркиного, но существенно больше, чем тот, что нес Пабло, что, конечно, создавало некоторые неудобства, зато позволяло в полной мере ощутить себя настоящим андинистом (это латиноамериканская версия европейских "альпинистов" - ну а вы как думали!)

В общей сложности за два больших перехода мы прошли что-то около восьми километров и решили этим ограничиться. В конце концов, мы шли получать удовольствие, а не ставить рекорды. Нашли удобное место рядом с горнолыжным курортом Los Penitentes, в котором, разумеется, в это время не было ни лыжников, ни, собственно, снега, в ущелье, из которого вытекал крошечный в это время года горный ручеек и разбили палатку достаточно близко от дороги, чтобы видеть ее, и достаточно далеко, чтобы до нас не долетали шум и пыль.

Вот так.
Долгий путь по жаре нас здорово вымотал, так что уснули мы в этот день рано, несмотря даже на то, что матрас, взятый из расчета на троих, оказался в реальности полуторным, так что Юрке пришлось соорудить лежбище из двух пустых рюкзаков. Найти абсолютно ровное место для палатки тоже не удалось, так что в течение ночи Пабло неумолимо скатывался на меня, а я, соответственно, на Юрку, так что периодически приходилось просыпаться и отползать повыше. Воздух после дневной жары тоже очень резко похолодел, так что к утру снаружи было градусов шесть, и пришлось, кроме одеял, напялить на себя все захваченные свитера, носки и куртки. Но зато в какой-то момент над головой обнаружились звезды.
ЗВЕЗДЫ!
Такого их количества и такой яркости городская девочка Анна не видела никогда в жизни, поэтому опять впала в транс, завороженно пялясь в ночное небо. Их там были миллионы. Миллиарды. Целые звездные россыпи такой космической красоты, что смотреть на них долго становилось невыносимо, казалось, сердце просто не выдержит. Эта картина и сейчас стоит у меня перед глазами, зовет и манит обязательно когда-нибудь вернуться.
А утро встретило нас вот таким видом из палатки:


Пока мальчики дружно ленились вставать, я отправилась в разведку на ближайший склон. Он оказался достаточно крутым, чтобы быстро подняться на приличную высоту и достаточно пологим, чтобы сделать это, не унижаясь до ползания на четвереньках. То тут, то там по склону были рассыпаны огромные валуны, уже нагретые солнцем, так что на каждом хотелось посидеть подольше, пока на одном из них, огромном и треугольном, похожем на ухо гигантской подземной кошки, меня не накрыло всерьез. Я лежала на теплом сером камне, скатившемся сюда может быть тысячи, а может быть и миллионы лет назад, и понемногу начинала чувствовать себя его частью, а все эти неисчислимые века - эпизодом своей собственной биографии. И еще почему-то очень четко ощущалось, что именно этот камень - женского рода, такая Матерь Камней, и слиться с ней казалось более чем естественным.

Это снято немного раньше: у Матери камней мне было слишком хорошо, чтобы думать про селфи.

А потом я спустилась вниз, мы позавтракали и совершили с Юркой еще одну экскурсию вверх по ущелью вдоль русла ручья.


... и неожиданно настало время собираться и возвращаться в поселок, чтобы не пропустить автобус, которых в день там проходит всего штуки три.

Это закрытый на лето отель в Лос Пенитентес. Горнолыжные склоны с другой стороны.

Всю обратную дорогу я все равно неотрывно пялилась на горы, пока их было видно, так что ниже поспамлю ими еще немного:



А это Мендоса (фото опять не мое). Из самого города гор не видно, но если забраться повыше...
Не знаю, как они живут всю жизнь рядом с такой красотой. Но я тоже хочу так когда-нибудь..


@темы: путевой лист, открыл Америку, неисповедимы пути твоя, и это тоже любовь, голм-голм-голм, вояж-вояж, визуальненько, Veni vidi scripsi

URL
Комментарии
2017-02-23 в 09:55 

Lenora
I'm still a kid learning the responsibility of being an adult...
Ох, аж сердце сжалось. Как сильно мне не хватает Испании... Такой кошмар: сидеть в Питере и знать, что она - где-то там и совсем не здесь...

2017-02-23 в 15:34 

Gerald
Юрист.Экономист. Инженер. Штирлиц. Зануда.
шпиён администрации
Красиво пишешь! Захотелось всё это увидеть.

2017-02-24 в 14:55 

Celiot
Anna Baalamestre, спасибо за рассказ! Вдохновившись, ночью пытался найти звезды на небе))
А как чудесно было бы на ночлег останавливаться в гостинице и продолжать путь после горячего завтрака... Как же я стар и ленив)

   

Хоэкунс

главная